Пресса

Атом солнца Сергея Безрукова

Ирина Карпенко, «Вечерняя Уфа», 21.08.2009

Из огня да в полымя – в такой ситуации оказались главные герои новой российской комедии «Каникулы строгого режима». А если быть точнее, то попали они из лагеря в лагерь: из исправительного – в детский оздоровительный. И двое заключенных, которых играют Сергей Безруков и Дмитрий Дюжев, начинают работать вожатыми…

В минувшее воскресенье в кинотеатре «Синема Парк» ТРК «Семья» состоялся премьерный показ фильма. А затем первые зрители встретились со съемочной группой: в Уфу приехали актер Сергей Безруков, сценарист Андрей Кивинов (»Улицы разбитых фонарей», «Убойная сила»), режиссер Игорь Зайцев (»Есенин», «Диверсант. Конец войны»), продюсеры Джаник Файзиев (»Ночной дозор», «Турецкий гамбит») и Николай Попов (»Адмиралъ»).

Если бы меня попросили сказать о фильме в двух-трех словах, я бы ответила: «Добрый, смешной, трогательный». Года три назад в беседе с журналистами Сергей Безруков посетовал, что в стране с комедиями напряженка. После просмотра «Каникул» осмелюсь сказать, что с появлением этого фильма ситуация уже не выглядит столь трагично. Картина действительно получилась веселой, семейной, и смотреть ее следует с открытой душой.

Сценарий фильма написан по книге Андрея Кивинова и Федора Крестового, не понаслышке знающего о жизни за решеткой. Джаник Файзиев признался, что хохотал безудержно, читая ее, а затем решил: книга должна быть экранизирована.

Герои фильма, оказавшись волею судеб в детском лагере, попадают в доселе незнакомый для себя мир. Виктор Сумароков (Сергей Безруков), он же зоновский авторитет Сумрак, с восемнадцати лет «чалится» по тюрьмам и колониям. Он не вор, не убийца – сел по молодости за драку, а затем своенравный, свободолюбивый характер сослужил скверную службу – отсидел он три по пять, то бишь пятнадцать лет. И не довелось Вите Сумраку узнать, как ухаживать за девушками, какое счастье – растить детей. На первый взгляд, бывший милиционер Евгений Кольцов – его полная противоположность. По чьей-то халатности (а может, и не случайно) попал не в специальную, а обычную колонию. Однако и он, увлеченный лишь своей профессией, пропустил в жизни много важного, и для него ребячий мир – полнейшая тайна.

Со скрежетом зубовным притираются главные герои друг к другу, находят общий язык с детьми (а им, нынешним, палец в рот не клади), влюбляются и начинают жить заново. Один эпизод примерки костюма чего стоит – герой Безрукова Сумароков ведь впервые надел пиджак. Взрослый человек, чей тяжелый взгляд заставлял исполнять его желания даже начальника ИТК, по-детски растерянно смотрит на себя нового. За полтора часа любимый россиянами актер просто прожил целую жизнь. Сыграл свою роль, казалось бы, легко (высший пилотаж в профессии лицедея) и однозначно красиво. И зал смеялся, сопереживал…

- Мы сделали то, чего на экранах не было давно, – приблизились к катарсису, когда по окончании фильма зритель понимает: произошло нечто до слез приятное, какое-то очищение, – уверен Джаник Файзиев.

И действительно, кое-кто вытирал набежавшие вдруг слезы. Потому что плакал вместе с героем. С ним, выжившим, победившим – отряд Кольцова (работа Дмитрия Дюжева) и Сумарокова признан лучшим в летнем лагере и отправился в Санкт-Петербург, – обретшим любовь и семью и, что парадоксально, ставшим, несмотря на новый срок, по-настоящему свободным. И эти слезы сквозь улыбки, и требование зрителей всенепременно снять вторую часть фильма – лучшая оценка картины. Думаю, она войдет в число «культовых», кои мы пересматриваем немыслимое количество раз, цитируем в различных ситуациях и любим.

«Я сыграл двух Александров»

На пресс-конференции, а длилась она ровно час, наибольшего внимания удостоился, конечно, народный артист России Сергей Безруков (кстати, гость оставил автограф для читателей «Вечерки» – вы видите его на этой полосе).

Как он сам о себе говорит: «Меня поделили. Каждому нравится что-то свое из того, что я делаю». Главное – он разный. Его Есенин, Пушкин, Саша Белый, Иешуа вызывали самые противоречивые мнения, об этих ролях критики спорят и по сей день.

- Александр!.. – обратился к Безрукову один из журналистов и смутился от своей оплошности.

- Во-о-от! – бархатным голосом насмешливо протянул актер. – Смотрели «Бригаду», значит. Запомнили. Правда, я еще одного Александра сыграл – Пушкина. Так что прощаю вас.

Вообще, Безруков был настроен весьма благодушно, несмотря на несколько усталый вид. Но через какое-то время загорелся, притянув к себе все взгляды даже в той ситуации, когда молчал. Олег Табаков, Учитель и Мастер, так уважительно отзывается о мэтре Безруков, сказал в свое время об актере (а тот, заметим, долгие годы бессменно служит исключительно в «Табакерке»): «Редко у кого из молодых судьба начиналась столь празднично. Как сказал бы Виктор Розов, Сергей проглотил атом солнца». Поистине так: в какие-то моменты, когда речь заходила о наболевшем, важном, актер буквально излучал свет.

- Жаль, что уфимский зритель пока не знаком с моими театральными работами: с Моцартом, Сирано де Бержераком, Чичиковым. Это совсем другой Безруков. Надеюсь, что вскоре я побываю в вашем городе уже со спектаклями, – обнадежил зал актер и продолжил тему: – В последнее время я все чаще думаю о своей школе. Когда вижу молодых актеров, их роли на сцене или в кино, ловлю себя на мысли: кто же их учил, почему те не знают даже элементарных вещей?! И понимаю, что вопросы задаю сам себе: а ты куда смотришь? Сейчас поддерживаю четырнадцатилетнего Максима Шибаева, который снимается в моем фильме с рабочим названием «Самая реальная сказка». В нем я дебютирую как продюсер, режиссер, соавтор идеи. Есть в фильме и у меня роль – Ивана-дурака.

Именно этим объясняется новый имидж Безрукова, о чем актера не преминули спросить журналисты. Сказка, ради которой наш гость изменил прическу, по замыслу авторов, должна быть доброй и интересной.

Пальцы в рот – и веселый свист

Дети в картине и на съемочной площадке – отдельная тема. Конечно, сотня с лишним мальчишек и девчонок вели себя более дисциплинированно, нежели их герои на экране. Однако они не переставали быть детьми – непосредственными и искренними.

- Одна реакция при нашей первой встрече чего стоит! – белозубо улыбаясь, вспомнил Сергей. – Ребят выстроили: «Вот, дети, сейчас на площадку придет Безруков». Они замерли в ожидании двухметрового красавца Саши Белого, в кожаном пальто, с зачесанными назад волосами. А я уже в гриме: тельняшечка, голова забинтована, весь непрезентабельный. Прошел мимо, а они так и смотрят на вход. И нескрываемое разочарование было на детских вытянувшихся лицах, когда им сообщили, что я – это я. «Этот?!» – протянули они. Такую реакцию я не забуду.

Авторитетом в ребячьей среде актер стал. Если Витя Сумрак (кличка Сумарокова) в воспитательных целых задействовал театр Кабуки, то Сергей Безруков завоевал восхищение мальчишек, научив их свистеть. Актер с нескрываемым удовольствием похулиганил во время встречи: два мизинца в рот – и лихой разбойничий свист разнесся по залу. И затем в ритме плясовой еще четырежды продемонстрировал «пацанский» талант, задействовав по очереди все пальцы.

У актера, по словам коллег, феноменальная память. В одном из интервью он сказал: «Мне просто легче, когда я знаю текст. Когда ты своими словами рассказываешь Гоголя, это просто неприлично». Однако монолог на «фене», который Сумрак произносит в воспитательных целях, пришлось заучивать почти две недели.

- Учил-учил, а в фильме лишь начало текста, и затем – «Взвейтесь кострами, синие ночи», – напел актер. – Но вы услышите, что же я говорил пионеру Арсению Пантелееву.

И, набрав воздуха, Безруков выдал «речевку»: «Ты чего, спиногрыз малолетний, совсем тритатульки попутал? Типа тут все лохи чилийские, ты один Д’Артаньян, что ли? Да за такие косяки в приличном обществе канделябрами бьют!» И такая «дробушечка» еще минуты на полторы. Презабавно было слышать подобные «речи» из уст человека, талантливо, с упоением читающего со сцены Есенина, Пушкина, Лермонтова. Что удивительно, даже «по фене ботал» Безруков очаровательно, по-доброму. По сравнению с тем, что выдают нынешние подростки, эта лексика – детский лепет, как стихи Агнии Барто против текстов господина Шнурова.

Куда ведет ханамити?

О местах не столь отдаленных так легко и без какой-либо «чернухи» сняты были лишь, пожалуй, «Джентльмены удачи», с коими, кстати, многие сравнивают «Каникулы», не ставя при этом какой-то из фильмов выше или ниже.

- Мы поднимаем и серьезные вопросы в картине: отношение к женщине, ценность семьи, – считает Игорь Зайцев.

- Я понимаю, что поначалу у кого-то всплывет тема «Бригады»: Безруков и Дюжев вновь вместе. И свести нас было смело. Но мы разные совершенно. И в том актерское счастье – быть непохожим, – продолжил Сергей. – Мне было невероятно интересно сыграть этого неандертальца, который постепенно познает мир. У нас не американский хэппи-энд. Там вожатая Татьяна (актриса Алена Бабенко – И.К.) и Сумрак поженились бы. А у нас… Он полюбил, и те, кто видел фильм, как один, утверждают: она его дождется! И это, друзья мои, по-нашему.

В «Каникулах» присутствует японская тема. Все герои проходят свою ханамити – дорогу цветов. В театре Кабуки актер по шаткому мостику добирался до могилы самурая, и в него вселялся дух героя. В фильме эта притча всеобъемлюща: ханамити – путь, ведущий к освобождению души. Кто-то, как и Виктор Сумароков, эту дорогу прошел. И даже маленький ябеда школьник Ложкин, вызнавший правду о новых вожатых, осилил свою ханамити, не испугавшись бандитов и кинувшись на помощь Виктору…

В широкий прокат фильм «Каникулы строгого режима» выходит 25 августа. Не пропустите! Специально к премьере Николай Расторгуев, Сергей Безруков и Дмитрий Дюжев записали саундтрек «Заря».

Назад к списку статей